Интервью Артема Шмельков с Виленом Копейкиным.  Журнал H&B (ссылка на номер журнала)

 

12b6fec37e2c1e7e6975f51c714e6881 m
  • ЛЕГЕНДА
  • — Откуда у вас такое имя необычное?
  • — Отец был у меня партийным,
  • 1924-го года призыва в партию, как говорили, «ленинского призыва». Он был командиром полка, брал Берлин.Знаменит как защитник своегородного города Одессы, в свое времяиз Одессы даже ходил теплоход«Тимофей Копейкин». Я родился в 1939-м, и это было желание отца — назвать сына сокращенно от инициалов и фамилии Ленина. Вилен — Владимир Ильич Ленин. Иногда хожу в церковь, однажды решил исповедаться. Батюшка спросил мое имя, он не понял тогда расшифровал:«Владимир Ильич Ленин». Он: «Свят-свят-свят!Каким угодно другим именем называйся». Пришлось для того таинства церковного имя взять —Вениамин. Относительно недавно узнал от друзей, которые работают в администрации родной для меня Черкасской области и подняли архивные документы, что крестили меня в раннем детстве, когда мы только вернулись из эвакуации, под именем Владимир.
    • — Вилен, судя по всему, рос спортивным мальчишкой?
    • — Моя спортивная жизнь началась в небольшом украинском городе Черкассы, что стоит на Днепре. В младших классах я занимался акробатикой, и в последствии это мне здорово помогло.
    Потом перешел на баскетбол, совсем мальчишкой играл за взрослую сборную Черкасской области на первенство Украины. Меня приглашали в университет за спортивные успехи, но во мне была юношеская романтика, я мечтал стать геологом и удрал в Свердловск,нынешний Екатеринбург, поступать на геолого-разведывательный факультет. Но последний экзамен провалил,домой было стыдно возвращаться,пошел работать на местную геолого-разведочную партию, откуда меня пригласили уже в московскую.
 В какой-то момент я страшно заскучал,приехал в Москву, жил месяца три на Чистых прудах. Как-то пошел на улицу Казакова, 18, там был спортивный зал, смотрю: тренируются баскетболисты. Попросился с ним побегать. Они увидели, как я играю,и моментально сказали мне поступать к ним на будущий год. Но я к тому моменту уже решил вернуться домой и поступил в Черкассах на факультет физвоспитания.

— Когда же в вашей жизни возник гандбол?—

- С гандболом я познакомилсясовсем еще молодым, когда повез на соревнования по баскетболу малышей в город Станислав, ныне Ивано-Франковск. Там было первенство Украины – и я как увидел этот гандбол, так сразу и влюбился! Я –первый чемпион Украины по гандболу 7 на 7, до этого-то играли 11 на 11.Когда я стал чемпионом Украины среди юношей по гандболу 11 на 11, в тайне от нашего тренера Бориса Липчука, знаменитого впоследствии женского тренера, стал тренироваться по вечерам дополнительно отдельно от всех. К 10 вечера уменя заканчивались тренировки по баскетболу, и с 10 до полуночи я получал ключи от уборщицы, в здании бывшей церкви рисовал ворота и отрабатывал броски, технику– и всё сам, без тренеров, только видел, как играют ребята из Киева,Львова. На «товарняке» гонял в Киев– а это 200 километров от Черкасс,— чтобы на тренировку попасть к Евгению Ивановичу Ивахину,основателю украинского гандбола.Он мне и сказал, что хотя у меня  в городе и не было соперников, мне необходимо ставить бросок, делать за тренировку по 200-250 бросков. Когдапришла весна, я маме весь огород во дворе частного дома оттоптал:притащил гирю 6-килограммовую, ею броски отрабатывал, качался вовсю.И впервые поехал играть 11 на 11 на зональные соревнования в город Хрущев, где Кременчугская ГЭС. Там было знаменитое Запорожье, Одесса,Днепропетровск, Львов, Киев – всесильнейшие! Отыграл я, откровенно говоря, прилично, держали меня персонально, рвали майку, и все команды пригласили меня к себе.Мне больше всех приглянулась команда Днепропетровска, и я ушел в тамошний металлургический институт: после третьего курса Черкасского факультета физвоспитания сбежал! Меня там приняли на ура, мы поехали в Тбилиси на вторые Студенческие игры. Запомнилось очень хорошо, что команды технических вузов играли на голову лучше, чем физкультурные.И мы там заняли третье место,обыграли даже команду МАИ.После тех Игр я понял, что команду перерос, меня позвали одесситы. И я,можно сказать, вернулся на родину,потому что мой папа родом был как раз оттуда. Перевелся в Институт инженеров морского флота, Миша Жванецкий в то время там учился,создавал команду КВН. Ну а мы были институтские знаменитости, по Дерибасовской ходили, нас вообщевся Одесса узнавала.

 Случилось так, что в город приехала сборная Вооруженных сил по гандболу 11на 11. Тренировал ее знаменитый Юрий Предеха. Организовали товарищеский матч, и мы на пару с Юрой Русаковым команду Вооруженных сил «раздели». Предеха сразу же позвал нас к себе. И вот опять дилемма, опять надо бросать учебу. Юра бросил университет,где шел на красный диплом, а я – свой Институт инженеров морского флота. И ушли мы к Предехе, стали выступать за команду СКА (Тирасполь), которая была серебряным призером первенства Союза. Год я пробыл у Предехи, он очень жестко вел себя по отношению к команде,а я вольнолюбивым был. В открытую конфликтовали с ним, и я намеренно — только представьте себе! — порвал мениски, чтобы комиссоваться и уйтииз армии, не быть подневольным человеком. Вылечившись, подался в Москву, к Анатолию Евтушенко, который звал к себе еще раньше и говорил, чтобы я приезжал в МАИ в любой момент, и что я буду обязательно играть. В авиационный институт меня устроили на кафедру физвоспитания, и я играл в основном составе. Со мнойвсе великие: и Кривцов, и Гассиев, и Журавлев, и Печенин – было у кого поучиться. Через год после сборов не попал в состав и поссорился с Евтушенко, так он после этого требовал моей дисквалификации на уровне всего чемпионата.Руководство федерации тогда за меня заступилось, а я перешел вмосковский «Спартак». Был такой матч вскоре: на первенство Москвы мой«Спартак» играл с МАИ Евтушенко. Анатолий Николаевич любил вспоминать, что я грозился послеухода из клуба забить восемь мячей.И представляете, в первой же игре как раз восемь мячей и получилось,мы сенсационно выиграли, а Евтушенко после этого подошел,пожал руку и сказал: «Ты – боец». Вот так получилось, что из-за своего характера конфликтовал с двумя культовыми тренерами — Предехой  и Евтушенко.

— Повоевали с тренерскими знаменитостями и сами подались в тренеры! Когда?

— Будучи как раз игроком «Спартака», я пришел во Дворец пионеров, где в 1964 году открылась гандбольная секция, и стал заниматься с мальчишками. Набрал их сразу целую кучу: с 1949-го по 1952-й года рождения, три группы вел разом. Очень быстро тренерская работа затянула по полной, и с игровой карьерой я завязал. Набирали мальчишек, начиная с пятого класса.

Я жил тогда на 33-ем километре Горьковского шоссе, и даже оттуда со мной несколько ребят разного возраста ездили на тренировки. У меня энергии было хоть отбавляй.Своим воспитанникам мог показать всё что угодно из упражнений —вплоть до сальто, потому что прошел акробатику. И их заставлял: они у меня и через козла летали, и на кольцах что-то вытворяли, и на турниках, и на батутах. Плюс была,конечно, легкая атлетика. С будущим пятикратным чемпионом СССР и тренером национальной сборнойТолькой Драчёвым (это для вас он –Анатолий Николаевич) как-то прыгали на спор, кто выше. Я перекидным 173 сантиметра прыгнул, а Толька ножницами взял 175, обыграл меня!

— Из всей россыпи воспитанников всё-таки можете выделить любимчиков?

— Толя Драчев. Бог ему дал талант,но он им, к сожалению, не дорожил.И совершенно обратный пример —Юрка Кидяев, который ну очень-оченьтрудоблюбым был. Когда я Юру отдал уже в ЦСКА Предехе, то если у них была одна тренировка в день, он прибегал ко мне во Дворец, чтобы потренироваться дополнительно.

Еще один момент расскажу про Кидяева. У нас в команде всегда гитара, а то и две были. Едем куда-нибудь на автобусе или в поезде, ребята на гитарах, а я же хохол —пел неплохо. Мы научились красиво петь, все вокруг заслушивались, а Кидяй, приткнувшись на заднем сиденье, спал, и никто ему не мешал.Вот такая нервная система! Все веселятся, шумят, а он так по-своему готовился.

Как-то оба они — Драчев и Кидяев— у меня на сборе провинились.Я их наказал, они должны были в жару кросс пробежать — 25 кругов на стадионе. Кидяй бежал спокойно,а Драчев взмолился: «Можно я лучше десять раз по 100 метров пробегу?» Я — ему: «Тогда должен из 12,5 секунд всё время выбегать!» И Толька спокойно справился, бежал очень быстро. А Кидяй тем временем спокойно отпахал свои десять километров по кругу.

Из тех, кто помоложе, я бы Лёшу Пескова отметил, которого еще совсем молодого почему-то отцепили от национальной сборной. Левша, рост за два метра, в одиночку клуб из

Полтавы сделал чемпионом Украины, сейчас за ЗТР (Запорожье) выступает.Там, видно, личные отношения с Владимиром Максимовым изначально не сложились, и всё — поставили на очень хорошем игроке крест. У Лёхи точно такой же характер, как у меня: постарался воспитать из него бойца,не может терпеть несправедливость ни в каком виде. А самый последний из воспитанников был у меня Максим Бессонов. Играл в два раза лучше Димки Житникова, который у меня тоже занимался. Максик попал в Чехов во вторую команду, и там мой же воспитанник Алексей Соловьев загнал Макса под штангу, под большие веса,и спина не выдержала. И вот теперь молодой красавец Максик Бессонов завязал с гандболом — обидно жутко!

Сейчас из мальчишек 1997 года рождения двое входят в сборную Москвы. Один вратарь — Славка Красовский, и Сережка Дахновский, разыгрывающий, при росте 182 сантиметра всех крушит, не знает никаких преград. Этими ребятами тожемогу гордиться.

— Понятно, что гандбол во Дворце пионеров сегодня отнюдь не в авангарде. Ведь были же иславные времена...

— В свое время в пору расцвета– это с 60-х годов, а в 1976-м нам присвоили статус Школыолимпийского резерва – во Дворце пионеров было три старших тренера по мальчикам и три старших тренера по девочкам, у каждого из них еще по 2-3 тренера, которые работали на наборе. Каждый старший тренер вел определенный возраст, одновременно вели по два возраста — с одним из старших и по цепочке брали один из младших возрастов. Главное, что выстроили пирамиду, а потом обросли тренерами, собственными воспитанниками. Люди ведь никуда не уходили, получали достойные деньги и качественно и искренне работали с детьми. Подготовили столько будущих серьезных гандболистов, что только звание

заслуженного тренера РСФСР/России получили восемь наших наставников.На сегодняшний день всего во Дворце пионеров пять тренеров осталось. 180 детей занимаются. Большинство родителей не хотят видеть в своих чадах спортсменов. Раньше мы набирали спортивныеклассы, а сейчас это давно накрылось. Гандбол был в школьной программе как одна из дисциплин— личное дело физруков. Убрали наш вид спорта, ввели бадминтон и мини-футбол. Конечно, крайне необходимо вернуть гандбол в школьную обойму. И тоже самое на уровне вузов — как много мы потеряли. Но еще есть энтузиасты, которые готовы заниматься развитием студенческого гандбола. Для этого нужен централизованный импульс.

— Как вам пришла в голову идея просить о помощи вашей ДЮСШ да и всему гандболу у ДмитрияРогозина? Вообще, как его можноразыскать?

— Ну во-первых, Дмитрий Олегович— мой ученик. Во-вторых, у нас во Дворце давно назрела конфликтная ситуация: руководство Дворца чуть ли не задачу себе поставило прикрыть школу гандбола. Вы, мол, работайте с детьми до 12 лет, а дальше передавайте их в другие школы Мосспорта. Зачем-то этим горе-руководителям нужно было разрушить систему спортивной подготовки. Я вышел через своих ребят-фээсбешников на канцелярию Рогозина. Он перезвонил мне сам,и мы договорились, что он приедет во Дворец, где когда-то начинал заниматься гандболом. Это было два года назад, Рогозин приехал прямо ко мне на тренировку. Директор Дворца Шашков скандал, что его не предупредили. В итоге состоялся обстоятельный разговор с участием Рогозина, после чего он вышел на Собянина и на Мутко. Только после таких вмешательств удалось нашу школу сохранить, в буквальном смысле отбить. Мы готовы были подать документы на восстановление статуса Школы олимпийского резерва, но руководство Дворца опять же эту ситуацию целый год промурыжило, не подписывало нужные документы. Но я уверен, что вместе с директором нашей ДЮСШ Юрием Котовым мы продавим этот вопрос...

 Не знаю, в курсе ли сам Вилен Тимофеевич, но совсем недавно, я случайно узнал, что этот замечательный тренер, тренер от бога стал в свое время героем небольшой кинозарисовки. Небольшой, хронометражом 10 минут фильм под названием «Ручной мяч» легко найти на YOUTUBE. Для людей средних лет это видео может стать поводом ностальгировать, для молодого поколения — возможностью заглянуть в кажущийся странным мир своих отцов, как росли они. Но на меня самое сильное впечатление произвел образ тренера. В нем очень легко узнать Вилена Копейкина, потому что он и сегодня ровно такой же, как на этой советской пленке не самого лучшего качества. Фильму уже больше тридцати лет. А Вилен Тимофеевич вообще не изменился. Не верите? Приходите и убедитесь на любой тренировке в его родном доме на улице Косыгина, легендарном для нескольких уже поколений Дворце пионеров